Ты дебила вырастил. Случай из жизни.

g-331-1170x630

Года три назад летели мы с сыном в Египет. Ему тогда 9 лет было.
Самолет большой, 3-4-3 сидения в ряд. Вот мы и летели там, где 4.
У нас было два крайних места у прохода, а рядом сели мама лет 30-ти с дочкой.
Ничто не, как говорится, предвещало. Только они сели, мама стала названивать кому-то, чтобы ее собеседник срочно смотался с другого конца Москвы в аэропорт, из которого мы улетали и аннулировал кредитную карту, которую эта дама только что оформила, сама не понимая зачем.
Она просто беседовала с сотрудником банка от безделья, ожидая самолета, и вдруг оно само оформилось.
А в самолете мадам стали терзать смутные сомнения. Согласитесь, этого было достаточно, чтобы привлечь к ней мое внимание.
Пока леди общала телефон, ее дочь примерно 5-6 лет разрисовывала фломастером мамочкины джинсы.

Мамочка обратила на это внимание, когда было уже совсем поздно. Причем, единственное, что она сказала, было: «Дочка, ну, нельзя же так!»
А вот затем девчушка стала отжигать.
Она попеременно билась в истерике лежа на полу, хватала маму за волосы в гневе из-за того, что мама что-то ей не дала, залезала на спинку(!) сидения и лупила ногами мужика на заднем сидении, т.е создавала праздник окружающим.

Наконец-то этот монстр обратил внимание на самую доступную цель — моего сына, сидящего рядом с ней.
А надо сказать, что мой сын лет с пяти запоем читает.
Надо мной в школе и то издевались, что я каждый день в библиотеку ходил, хотя до сих пор пишу с ошибками, а этот и меня переплюнул.
Он ВЕСЬ полет сидел и спокойно читал. Монстр уперся в него руками и стал выпихивать с сидения.
Я обратился к матери, уже понимая, что услышу в ответ.

Та, презрительно оглядев нас, сказала дочери: «Видишь, дочка, мужчины уже в таком возрасте все козлы, ничего от них не дождешься», и мне: «А ваш ребенок мог бы и уступить!». Что, бля, уступить? Еще одно место освободить? Есть какая-то грань, за которой на наглость уже не злишься, она вызывает изумление и смех.
Потом девочке, видимо, вставили моторчик в жопу, и она стала носиться по проходам, сметая стаканы, еду и другие вещи пассажиров.
Это было уже при подлете к Хургаде.
Ради чего, собственно, пишу-то. Ради одной фразы, которую эта яжематьонажедочь произнесла, когда мы уже приземлились.
Она, еще раз презрительно оглядев нас, сказала: «У всех дети как дети, играют, бегают, только ты дебила вырастил, он у тебя весь полет сидел и читал как дурак!»

Источник