Человек из прошлого

Без имени-1-восстановлено

12 февраля 1945 года около трех часов ночи на автомобиле “скорой помощи” был доставлен в Бостонский государственный госпиталь, тяжело раненный мужчина. Водитель, одетый в военную форму, помог дежурной медсестре переложить его с носилок на смотровой стол и поспешно направился к выходу. “Можете называть его Чарльзом Джемисоном”, бросил он, прежде чем скрылся за дверью.
Беглый осмотр пациента показал, что его состояние крайне тяжелое. Он лежал без сознания, несколько ран на его ногах уже успели загноиться. Общую картину внешнего вида Джемисона завершала неумело зашитая шестисантиметровая рана на щеке и “выбитые” на торсе и руках живописные морские татуировки.
Медсестра, вызвав врача, сразу же бросилась за водителем, чтобы узнать, куда впоследствии сообщить о дальнейшей судьбе пострадавшего. Но выбежав во двор госпиталя, она обнаружила, что машина уже уехала.
Странное поведение водителя и необычно быстрый отъезд “скорой помощи”, больше напоминающий бегство, насторожили дежурную сестру, и она вызвала полицию.

Полиция приехала под утро следующего дня. Чарльза Джемисона уже прооперировали, но опросить его не представлялось возможным, так как он находился в коме.
Обратив особое внимание на морскую форму, которая явно была не американского производства, детективы принялись осматривать карманы одежды. Однако ни документов, ни личного знака, свидетельствующих о личности потерпевшего они не нашли.
Не дали никаких результатов и поиски машины “скорой помощи”. Такая марка автомобиля, указанная медсестрой, не значилась ни в одной службе. К столь загадочному делу решили подключить ФБР, чьи агенты пытались установить личность пациента через ВМФ США и торговый флот. Даже отпечатки пальцев, снятые у больного, не смогли пролить свет на тайну его личности.
Прошел месяц, и только тогда стало ясно, что пациент будет жить. И хотя нижняя часть тела Чарльза была полностью парализована, раны все же затянулись, и он вышел из комы. Надежды на то, что Джемисон сам расскажет о себе и поможет следствию в установлении его личности не оправдались.
Он по-прежнему продолжал хранить пугающее молчание, вызванное по предположению медиков, перенесенным им сильнейшего психологического шока.
Неделя пролетала за неделей, а Чарльз проводил большую часть времени в своей инвалидной коляске, так и не проронив ни слова.

И вот однажды августовским утром, когда дежурная сестра наводила порядок в его палате, он, глядя на нее, произнес с отчетливым британским акцентом: “Я не знаю, как это случилось”.
О словах Джемисона было немедленно доложено доктору Оливеру Вильямсу, который с самого начала проявлял сильный интерес к загадочному немому пациенту. Со временем Вильямс выяснил, что Чарльз был моряком. Однако чтобы убедиться в правдивости его слов, в госпиталь пригласили главу Британской информационной службы Алтона Баркера.
Алтон достал заранее принесенные с собой фотографии кораблей и рисунки образцов военно-морской формы Великобритании и стал показывать их Чарльзу. Джемисон без особого интереса рассматривал фотографии с запечатленными на них современными судами, но дойдя до рисунков с морской формой времен Первой мировой войны, задержал на них взгляд и спросил: “А почему на четырех рисунках на форме неправильно расположены шевроны?”.
И действительно, Баркер идя на встречу к Чарльзу Джемисону, умышленно изменил расположение шевронов на форме, чтобы выяснить его компетентность. Но как признался Алтон позже, он, ни как не ожидал, что Джемисона заинтересует именно устаревшее обмундирование.
Теперь и Британская сторона всерьез заинтересовалась загадочным пациентом.
Из разговоров с ним английских морских экспертов было выяснено, что Джемисон служил на линкоре “Беллерофонт”.

Причем назначение на него он получил сразу после того, как корабль сошел со стапелей. Теоретически, этого просто не могло быть, так как в первое свое плавание линкор отправился в 1907 году.
Чарльз вспомнил о своем походе в составе эскадры к полуострову Ютландия и о сражении там с немецким флотом, но вдаваться в подробности своего рассказа наотрез отказался. Причиной скорей всего послужило то, что тогда, 31 мая 1916 года немецкие корабли под командованием адмирала Шира нанесли серьезный ущерб английской эскадре.
Интерес и недоумение к загадочному пациенту со стороны врачей и английских должностных лиц росло с каждым днем. Из глубин своей сильно искалеченной памяти Джемисон извлекал все новые и новые невероятные воспоминания.
Так, он вспомнил, как ходил на трехмачтовом клипере “Катти Сарк”. Упоминание об этом легендарном корабле потрясло чиновников, и они незамедлительно запросили о нем подробные сведения из Лондона.
В полученных документах говорилось, что спущенный на воду в 1869 году “Катти Сарк” ходил в Китай и Австралию, а с 1922 года он использовался как учебное судно. В 1940 году его поставили в доках Гринхите, где клипер успешно пережил все бомбежки Второй мировой войны.
Но сами документы вызывали меньший интерес, чем отдельно подшитый к ним лист, помеченный красным знаком вопроса, вахтенного журнала с немецкой подводной лодки “U-2”. Согласно этим записям, 10 июля 1941 года подлодка обнаружила в море трехмачтовый парусник “Катти Сарк”.
На приказ лечь в дрейф, парусник ответил орудийным огнем, за что немедленно был уничтожен торпедами. Среди плавающих обломков судна немцы нашли и подобрали единственно спасшегося — матроса по имени Чарльз Джемисон.
Однако Чарльз недолго пробыл в плену на подводной лодке. Он в какой-то момент просто с нее исчез, или, как записали немцы в вахтенном журнале – “бежал”.
Лишь после окончания Второй мировой войны стало известно последнее загадочное звено Джемисона.
После ряда публикаций статей, посвященных пациенту Бостонского государственного госпиталя, в британское консульство позвонил американский морской офицер. Он сообщил, что ему знакома фамилия Джемисон и попросил проверить судовые документы военного корабля “Лежон” от 1945 года.
И действительно, британские чиновники нашли запись о том, что 24 января 1945 года с корабля “Лежон” в открытом море был замечен человек за бортом. Когда его подняли, он с трудом прошептал: “Чарльз Джемисон” и тут же потерял сознание.
Даже спустя столько лет, так и осталась нерешенной загадка его появления в открытом море в январе 1945 года, ведь поблизости не было отмечено ни проходящих судов, ни каких либо следов кораблекрушения.
Так же остался открытым вопрос, почему он не умер в воде от переохлаждения и вообще, где он был все эти годы с момента “побега” с немецкой подводной лодки?
Чарльз Джемисон провел остаток своей жизни в бостонском госпитале и скончался 19 января 1975 года. Его история долгое время не давала покоя ни детективам, ни морским историкам, ни работникам британского консульства, но пролить свет на происшедшее в полном объеме так никому и не удалось.
Зато все они единодушно сошлись во мнении, что с точки зрения нормальной логики, случай Джемисона объяснить невозможно…

Источник


1
Загрузка...
Копировать