Бледанс, Меладзе и еще 4 звезды, воспитывающие особенных детей

Без имени-1-восстановлено

Появление в семье малыша с синдромом Дауна, аутизмом или ДЦП – серьезное испытание для родителей. С этим сталкиваются и звезды. Однако герои этого материала не только не отказались от своих детей, но и сделали все, чтобы окружить их заботой и любовью, став примером для многих мам и пап.
Эвелина Бледанс: сын Семен
Эвелина Бледанс не стала скрывать от общественности то, что ее сын Семен родился с синдромом Дауна. Об этом она узнала во время УЗИ на 14 неделе беременности. Медики предложили сделать аборт, но актриса с мужем Александром Семиным решили, что сохранят жизнь малышу.

1-512

Супруги рассказывают, что когда впервые увидели своего ребенка, то были на седьмом небе от счастья. Врачи тем временем сообщили, что опасения по поводу здоровья младенца подтвердились, и спросили: «Вы будете его забирать?» «Я считаю, что это уголовное преступление – задавать родителям такой вопрос! Тем более, когда роженица еще на столе», – возмущается отец малыша.
Теперь Эвелина и Александр делают все возможное, чтобы жизнь их сына Семы была полноценной и насыщенной, а также хотят изменить отношение людей в целом к «солнечным» детям. Актриса нередко выходит в свет вместе с маленьким сыном, выкладывает его фотографии в соцсетях, охотно рассказывая об очередном достижении мальчика, и отвечает на вопросы других родителей, воспитывающих малышей с таким же диагнозом.
«Мы собственным примером показываем, что таких деток можно и нужно любить, обожать, что они красивые, смышленые и веселые», – говорит Эвелина.
Данко: дочь Агата
У певца Данко (настоящее имя – Александр Фадеев. – Прим. ред) и его жены Натальи Устюменко в 2014 году родилась вторая дочь, которую назвали Агатой. У малышки был диагностирован ДЦП (детский церебральный паралич) и мультикистоз головного мозга. «Врачи сказали, что девочка безнадежна – она не сможет ни говорить, ни ходить, ни узнавать родителей и никогда не станет полноценной личностью», – рассказал артист в эфире передачи «Пусть говорят».
Мать певца – Елена Леонидовна – советовала ему и его супруге отказаться от больной дочери, опасаясь, что они не только не справятся с таким тяжелым испытанием, но и не смогут уделять время старшей – Соне. Врачи тоже придерживались такого же мнения, однако родители решили поставить ребенка на ноги, несмотря ни на что.

2-444

Мама Агаты создала аккаунт в Instagram, в котором рассказывает о жизни и реабилитации дочки. Также там есть ссылка для тех, кто хочет материально помочь малышке с лечением, ведь все процедуры стоят недешево. На данный момент девочка уже прошла курсы лечения в нескольких специализированных клиниках, и это дало первые результаты: малышка научилась есть из бутылочки, держать голову и смеяться. Для нее это большое достижение! Она также прошла несколько сеансов иглоукалывания, благодаря чему обрела спокойный сон.
Данко и Наталья активно общаются с другими родителями, детям которых был поставлен такой же диагноз. Главное – не опускать руки и верить в лучшее, считают они.
Светлана и Федор Бондарчук: дочь Варвара
Если сын Светланы и Федора Бондарчук практически всегда был на виду, то об их дочери Варе долгое время ничего не было слышно. Только в 2012 году Светлана откровенно рассказала в интервью о том, что ее дочь родилась намного раньше срока и в связи с этим у нее серьезные проблемы со здоровьем – ДЦП (детский церебральный паралич).
По словам Бондарчук, у них в семье не принято употреблять такое слово как «болезнь». «Наша Варя просто особенная. Фантастический, веселый и очень любимый ребенок! Она моментально располагает к себе всех людей. Не любить ее просто невозможно. Она очень светлая. Варя, к сожалению, много времени проводит не в России; ей там проще учиться, проще проходить реабилитацию», – отметила звезда.
3-396

«Сколько Варечка перенесла операций на позвоночник, сколько страданий – это уму непостижимо! – рассказала в интервью близкая подруга родителей девочки Ольга Слуцкер. – Когда у тебя в доме стоит маленькое инвалидное кресло детское – это… не приведи Господь с этим жить ежесекундно, когда у тебя не здоров ребенок. Но Федор и Светлана умеют держать удар. Они показывают, что нужно позитивно относиться к жизни, что бы ни происходило, как бы тяжело ни было».

Родители, несмотря на развод, продолжают вместе заботиться о дочке. Долгое время она проживала в Германии, а сейчас находится в Америке. Москва же, по мнению Светланы, совершенно не приспособлена для людей с ограниченными возможностями.
5 мая Варе исполнилось 16 лет. В этом же месяце вышел документальный фильм, посвященный 50-летию Федора Бондарчука. В киноленте он признался, что считает дочку своей главной опорой. «Она совершено светлый человек, просто солнечный. У нее отличная память, она мне может стихи книгами целыми рассказывать. Поэтому, когда устаю, не хватает жизненных сил, я прихожу к Варе – и все складывается!» – рассказал режиссер.
Константин Меладзе: сын Валера

В три года Валере, младшему сыну Константина Меладзе и его бывшей жены Яны, поставили диагноз аутизм. Эта новость повергла родителей мальчика в шок, ведь до двух с половиной лет он был обычным активным малышом: ползал, бегал и даже говорил. К трем годам у мальчика начался регресс, но мама с папой не сразу это поняли. Поначалу они думали, что ребенок просто капризничает, а он все больше терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки.
«Это не приговор, это – расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма, – поделилась эмоциями Яна с «Комсомольской правдой». — Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но, когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера – и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка».
4-356

Мама Валеры не опускает руки: она ежедневно занимается с сыном, консультируется у зарубежных врачей и обменивается опытом с другими родителями, столкнувшимися с той же проблемой. Она даже открыла в Киеве специальный центр АВА-терапии (Applied behavior analysis – прикладной анализ поведения), чтобы помогать детям с таким диагнозом.
«Коммуникация и взаимодействие с другими людьми у мальчиков и девочек с расстройством аутистического спектра почти не складываются. Но, представляете, полтора года назад у моего сына все-таки появился друг. У Ивана и Валерьяна одинаковые диагнозы, и то, что ребята смогли наладить общение, настоящее чудо», – поделилась она в интервью StarHit.
Ирина Хакамада: дочь Мария
В 42 года Ирина Хакамада родила долгожданного второго ребенка – дочку Марию. Еще во время беременности Ирины ее малышке был поставлен диагноз – синдром Дауна.
«Мы с мужем очень сильно хотели совместного ребенка, и поэтому вопрос о рождении Машеньки даже не стоял. Это выстраданный, очень желанный плод нашей любви. Мы, конечно, залезли в Интернет и выяснили, что такие детки, как наша будущая малышка, очень умные, самостоятельные, они могут быть счастливы. Если приложить усилия, у них все может получиться. Тогда в чем проблема? Мы готовы были приложить усилия», – вспоминает Хакамада.
5-326

В 2004 году на долю Ирины и ее супруга выпало еще одно тяжелое испытание. Вдобавок к синдрому Дауна врачи диагностировали у их пятилетней дочери рак крови. Оправившись от шока, родители решили не сдаваться и бороться за здоровье ребенка до конца. После длительного курса химиотерапии случилось чудо: девочка пошла на поправку, победив тяжелую болезнь.
Сейчас Мария учится в колледже на керамиста, а в свободное время занимается в театральной студии. В 2016 году стало известно, что у девушки есть возлюбленный – чемпион мира по жиму штанги лежа среди юниоров Влад Ситдиков.
Кстати, Мария и Влад снялись в клипе для благотворительного проекта фонда «Синдром любви». В ролике молодые люди вместе с другими попытались развенчать стереотипы о людях с синдромом Дауна. Видео набрало более 200 тысяч просмотров.

Сама Ирина говорит о дочке: «У меня есть такое волшебное дитя. Я сделала все, чтобы она была счастливой, и продолжаю это делать».
Анна Нетребко: сын Тьяго
Как и в случае с сыном Константина Меладзе, ребенку оперной певицы Анны Нетребко Тьяго врачи поставили диагноз аутизм в три года. «Раньше я объясняла его молчание тем, что в нашем доме разговаривают на четырех языках, и малышу трудно приспособиться к этому. Он говорил только тогда, когда ему что-то требовалось. Мы забили тревогу, лишь заметив, что сын не реагировал, когда к нему обращались», – рассказала Анна в программе «Пусть говорят».
6-294

Нетребко призналась, что пережила шок, узнав диагноз, но быстро взяла себя в руки и начала действовать. Первым делом она переехала в США, где обратилась за помощью к лучшим специалистам. Врачи ее обнадежили: у Тьяго легкая форма аутизма и, если с мальчиком постоянно заниматься, отклонения в его развитии будут практически не заметны. Так оно и вышло.
Сегодня 8-летний сын звезды оперы ходит в школу (где учатся не только дети, похожие на него, а также абсолютно здоровые ребята) и с успехом осваивает сразу два языка: английский и русский.
«Для тех, кто спрашивал, говорит ли Тьяго по-русски – отвечаю: говорит. Будучи аутистом он не разговаривал до 4 лет, и никто не обещал, что он заговорит вообще. Но, дай Бог здоровья педагогам и терапевтам института АБА в Нью-Йорке, которые с ним работают! Результат налицо. И первый язык его – английский!» – рассказала Анна.
Оперная певица также отмечает, что не боится говорить о том, что ее сын – аутист. Она хочет, чтобы на примере Тьяго все мамы, которые столкнутся с подобным, убедились, что эта болезнь – не приговор.

Источник


1
Загрузка...
Копировать